Каталог
  • Ребенок – это не сосуд, который нужно заполнить, а огонь, который нужно зажечь.
  • Стол украшают гости, а дом - дети.
  • Тот не умирает, кто детей не покидает.
  • Будь правдив даже по отношению к дитяти: исполняй обещание, иначе приучишь его ко лжи.
    — Л.Н. Толстой
  • Детей нужно учить говорить, а взрослых прислушиваться к детям.
  • Дайте детству созреть в детях.
  • Жизнь надо мешать чаще, чтобы она не закисала.
    — М. Горький
  • Детям нужно дарить не только жизнь, но и возможность жить.
  • Не тот отец-мать, кто родил, а тот, кто вспоил, вскормил, да добру научил.

"ВОЛКИ НАУЧИЛИ МЕНЯ ИСКРЕННОСТИ"
11.12.2015

"ВОЛКИ НАУЧИЛИ МЕНЯ ИСКРЕННОСТИ"
Интервью с советским учёным Ясоном Бадридзе

NeCxwavvKgA_1

Ясон Бадридзе — культовая фигура среди ученых-этологов. Несколько лет он прожил в стае волков и передал обоим видам важные знания друг о друге. Людям он рассказал о культуре зверей. Волков научил избегать человека и домашний скот. Его рассказы похожи на сказку, потому что Ясон спускается в те пласты сознания, в которых были созданы древние мифы и в которых люди и звери еще умели слышать друг друга.

Любая история имеет начало, и начало этой было положено в Грузии, в Боржомском ущелье, где протекает река Кура. Нашему герою было тогда всего четыре года, и отец взял его осенью с собой, чтобы вместе услышать рев оленя. Прекрасная, надо сказать, традиция: изучать жизнь и природу не только по учебникам. Тогда, в лесу в Боржомском ущелье, мальчик услышал не только оленей, но и другой звук — страшный и притягательный одновременно.

— Так я первый раз услышал вой волка. Это было что-то потрясающее! Все в душе перевернуло и, судя по всему, как-то там запечатлелось. Поэтому когда встал вопрос, чем в жизни заниматься, это впечатление стало решающим, и я выбрал волков.

Так Ясон Константинович стал этологом — учёным, исследующим все виды врожденного поведения животных, проще говоря — инстинкты. В его случае — инстинкты волков. Начиная как экспериментатор, он довольно быстро осознал, что изучает механизмы явления, смысла которого наука не понимает. Не понимает по одной простой причине: жизнь волков в природе на тот момент была практически неизвестна. Что же делать? Ответ пришел сам собой: пожить с волчьей стаей и все увидеть своими глазами. И ученый вновь отправился все в то же Боржомское ущелье.

Скажу честно: все, что происходило дальше, для меня до сих пор остается где-то на границе сказки и реальности. Нужно было найти семью волков и войти к ней в доверие. Для этого были изучены основные тропы, по которым ходили волки. На них ученый выкладывал куски простыней, которые до этого носил на себе, чтобы пропитать их своим запахом. Оказывается, волки очень боятся нового и в то же время стремятся это новое исследовать. Поэтому, видя на тропе куски ярко-белой материи, они вначале обходили их издалека, но день ото дня подходили все ближе и, наконец, начали их рвать на части. После это Ясон Константинович начал к этим кускам материи подкладывать куски мяса, тоже пахнущие им. Когда волки начали подбирать эти куски, это означало, что они привыкли к его запаху.

На это знакомство у Ясона ушло 4 месяца.

За это время были изучены все тропы, место дневки, но самих волков он ещё не видел. Зверь всегда видит человека раньше, чем человек зверя, и покажется только тогда, когда сам сочтет нужным. В какой-то момент Ясон Константинович почувствовал, что время встречи пришло, и не ушёл от тропы, как обычно, а остался их ждать. И волки вышли: матерый и волчица. Самка остановилась, а матерый пошел прямо на него. Человек был без оружия, и волк это прекрасно знал.

— Метров до пяти подошёл и смотрит мне в глаза. Я это состояние до сих пор помню, когда даже языком ворочать не можешь… Он так стоял и смотрел, как будто проверял меня. Потом рявкнул, развернулся и спокойно ушел на тропу. И после этого я уже смог ходить с ними.

После первой встречи он стал сопровождать волков на расстоянии — метрах в пятидесяти-ста за ними. Пригодились спортивная подготовка и занятия акробатикой, давшие хорошую физическую форму, но все равно не всегда легко было успевать.

Первое время волки словно и не замечали его вовсе, никак не реагировали на его присутствие. Так продолжалось до тех пор, пока вожак стаи однажды ночью не пометил его, совершив тем самым своеобразный ритуал принятия в стаю.

Ясон Константинович провел в стае около двух лет и сумел досконально изучить жизнь волков. Как они проводят время, как охотятся, как воспитывают щенков. Самое удивительное, что это изучение происходило в прямом смысле на своем опыте — он принимал самое непосредственное участие в их жизни. Абсолютно во всем, включая даже… охоту. Перед началом охоты старый волк садился и подзывал всех остальных. Они терлись носами, смотрели друг другу в глаза, как будто беззвучно планировали предстоящую охоту.

— А как Вы понимали, что Вам необходимо делать? Как договаривались с ними?

— Об этом я, к сожалению, не могу в серьезной научной статье писать, несмотря на то что проводил эксперименты. Но, судя по всему, — это я говорю о моем ощущении просто, — когда перед загоном звери так останавливаются, смотрят друг другу в глаза, взгляд во взгляд, то что-то передается, и после этого они расходятся. У меня это пришло не сразу, только тогда, когда они уже привыкли ко мне. Я почему-то бежал туда, куда… ну, абсолютно неосознанно бежал туда, куда надо. И получалось то, что надо. Но когда у нас все барьеры пропали, у меня это тоже появилось. Вот я выхожу с ними на охоту, матерый разворачивается, в глаза смотрит — и я бегу куда надо. А потом оказывается, что я правильно пошел и закрыл тропинку оленю.

Прожив почти два года в волчьей стае и досконально изучив повадки зверей, Ясон Бадридзе развеивает многие мифы о волках, в частности, об их кровожадности. Оказывается, в естественной среде волк никогда не убивает из-за агрессии, из ненависти. Только на охоте и только ради собственного пропитания. Более того, если кто-то из членов стаи начинает проявлять агрессию, он рискует, что вожак изгонит его из стаи. А это означает быть обреченным на одиночество и скорую гибель. Кровожадность волкам во многом приписана человеком, хотя тому же человеку, как выясняется, самому есть чему поучиться у волков.

— Какое самое яркое воспоминание от жизни с волками у Вас осталось?

— Самое яркое впечатление с чисто эмоциональной точки зрения — конечно, когда они меня спасли от медведя. Мы с охоты возвращались, я еле на ногах стоял, потому что одиннадцать часов беспрерывной беготни. И вот на обратном пути захотелось просто присесть. Был валун, теплый такой, нагретый в течение дня на солнышке. И когда я подошел к этому валуну, я увидел, как медведь рядом на дыбы встал. Видно, он тоже уставший был, присел отдохнуть. А расстояние между нами было — ему только лапы вытянуть. Судя по всему, я там вскрикнул или закричал — не знаю, что там было, не помню уже. И в какой-то момент увидел, что матёрые — и самец, и самка — атаковали медведя и напугали его, он просто сбежал. Это, конечно, самый важный момент в моей жизни, в жизни с волками. Во-первых, надо знать, что волки во всех возможных случаях избегают медведя. И даже щенков своих обучают этому. А тут они атаковали. В жизни не часто можно увидеть альтруистическое поведение, но когда такое поведение вам демонстрируют животные, то это же вообще потрясающе!

— Это означает, что Вы для них были небезразличны?

— Да, безусловно, безусловно. Альтруизм почему-то приписывают только человеку. Альтруизм — это поведение, при котором, несмотря на возможный вред индивиду, он все равно действует. Понимаете, вообще-то все виды поведения, вообще всё поведение без потребности — физиологической и психологической — не может существовать. В данном случае потребность — это спасти ближнего. Ни животное, ни человек не думают, какие последствия будут. Когда человек кидается в огонь, спасая своих детей, за своими ближними, он же не думает, что он может сгореть в этом огне, он думает, каким образом ему спасти. Это ему надо, без этого он не может. Это такая психологическая потребность. Так что я более чем уверен, что волки не думали о том, что медведь может меня убить. Это просто опасность, и они делали то, что могло отвести эту опасность, реализуя тем самым свою психологическую потребность.

Ясон Константинович говорит, что научился у волков искренности. Ведь волки никогда не обманывают и не скрывают своих намерений. Когда волк выслеживает потенциальную жертву, то он делает это из своей природной потребности, а не из желания её обмануть, — этим он очень сильно отличается от многих из людей, способных идти на обман ради достижения цели.

Мне показалось, что он стал хорошим учеником. Во время нашей беседы я несколько раз ловил себя на ощущении, что вокруг стало чище и светлее, и прекрасный мир природы словно проговаривает через этого пожилого жизнерадостного человека.

***

Через девять лет после того, как была выпущена в лес последняя группа зверей, Ясон Константинович неожиданно встретил в лесу знакомый след.

- Я поехал туда по своим делам, ходил по лесу – и увидел какой-то знакомый след. Сначала даже не понял, почему знакомый, а там фаланги одной не было. Я понял, что это мои звери. Почти неделю ходил, вабил. И, в конце концов, они вышли, двое волков. Им уже по тринадцать лет было, седые, зубы стерты. Я почти уверен, что они уже не могли охотиться на косулю, наверно, зайцами и грызунами питались. Судя по всему, они уже дня два за мной наблюдали, ходили вокруг. Вышли, уставились, и так смотрели-смотрели — а потом начали играть, как щенки. Как они играли, визжали! Таким счастливым я никогда не был.

12548

 

Так же рекомендуем посмотреть

Комментарии

Пока нет комментариев