Каталог
  • Ребенок – это не сосуд, который нужно заполнить, а огонь, который нужно зажечь.
  • Стол украшают гости, а дом - дети.
  • Тот не умирает, кто детей не покидает.
  • Будь правдив даже по отношению к дитяти: исполняй обещание, иначе приучишь его ко лжи.
    — Л.Н. Толстой
  • Детей нужно учить говорить, а взрослых прислушиваться к детям.
  • Дайте детству созреть в детях.
  • Жизнь надо мешать чаще, чтобы она не закисала.
    — М. Горький
  • Детям нужно дарить не только жизнь, но и возможность жить.
  • Не тот отец-мать, кто родил, а тот, кто вспоил, вскормил, да добру научил.

СЕВЕРНАЯ ТРАДИЦИЯ. ПУТЬ ВОИНА
22.04.2016

QrvnDJka_Kk_1

Оставляя в стороне собственно боевую подготовку будущего воина, можно сказать, что путь его становления определяется в сакральной Традиции двумя вещами.

Прежде всего, это, конечно, формирование картины мира, соответствующей Традиции, и обретение комплекса нравственных, этических и сакральных ценностей — как свойственных любому человеку Традиции, так и специфически воинских (о некоторых из них мы упомянем чуть позже). Эта работа осуществлялась и старшими товарищами (в том числе и личным примером), и наставниками из первой касты — магами и учителями. Но этого недостаточно.

Одна из важнейших черт Северной Традиции — её изначально инициатический характер. Это, прежде всего, означает, что различия между разными категориями индивидуумов являются сущностными и, говоря вообще, магическими. Ребёнок и взрослый, землепашец, воин и маг, раб и свободный — все эти и другие категории лиц различаются не только — не столько — своим социальным статусом, сколько внутренним качеством, своей внутренней природой и внутренней же сутью.

Соответственно, и границы между этими категориями или группами людей имеют характер сущностный, магический, — они непреодолимы обыденным, не-магическим путём. Инициация в Традиции и является тем доступным человеку инструментом, магическим инструментом, который позволяет ему умереть по одну сторону от границы и возродиться по другую в другом качестве, в другой категории лиц.

Второй необходимый фактор становления воина — это цепь посвящений, последовательно изменяющих его внутреннее состояние.

Собственно говоря, каждая каста в Традиции имела собственную систему инициаций, включающую как возрастные, так и специализированные посвящения. Каста воинов — не исключение. Характерный специализированного посвящения здесь — инициации скандинавских берсерков, в результате которых воин обретал сверхъестественные быстроту и мощь, нечувствительность к боли и другие специфические качества: "Они шли без кольчуг и иных доспехов, они кусали края своих щитов и были сильны, как медведь или боpов. Они убивали людей, но ни огонь, ни железо не могли причинить вреда им" (Сага об Инглингах).

Однако, нас здесь гораздо больше интересует сам путь Воина.

Как и путь любого другого человека Традиции, он начинается с самого первого посвящения, совершаемого, как правило, в первые же дни жизни. Согласно традиционным представлениям, только что родившийся ребёнок не только не имеет пола, статуса и других признаков человека, но и вообще не является таковым. Так же, как и роженица, он сохраняет связь с Иным Миром, откуда только что явился; как и роженица, он "нечист". Эта связь родившегося с Иным Миром рвётся первым возрастным посвящением — наречением детского имени.

Значение первого, следующего сразу за рождением, имянаречения в Традиции огромно. Во-первых, как только что было сказано, наречение имени очищает родившегося, разрывает его связь с Миром Мёртвых, где всё безымянно. А во-вторых, имянаречение символизирует: пришедший в Мир Живых будет человеком, ибо звери тоже умеют рожать детёнышей, но не умеют давать им имена.

Вместе с детским именем родившийся получает и свой первый статус в сообществе людей — в мире — он становится дитём. Заметьте, русское слово дитя, дитё — среднего рода. Действительно, дети в традиционных обществах считались бесполыми и воспитывались женщинами семьи или рода все вместе, без разделения на мальчиков и девочек.

Следующее посвящение — в возрасте 5–7 лет — преследовало две цели: введение в пол и введение в род. На Руси, например, именно в этот период дети впервые одевали женскую юбку (или понёву) или — мужские порты. С момента завершения инициации они уже не бесполые дети, но ребёнки, мальчики и девочки, воспитывались раздельно и начинали осваивать навыки и умения, необходимые, соответственно, мужчинам и женщинам.

Второй аспект данной инициации — введение в род в качестве младших его членов. Социальный статус ребёнка в архаике соответствовал социальному статусу раба. Собственно говоря, русское слово ребёнок, украинское паробок происходят от той же древней основы, что и слово раб; общее восточнославянское хлопец — это тот же холоп и т.д. Статус холопа/хлопца характеризуется отсутствием как прав, так и обязанностей — кроме права на долю в пище и обязанности беспрекословного подчинения старшим членам рода. Холоп и хлопец не имеют в традиционном обществе даже права отвечать за свои поступки за преступления, совершенные ребёнком или рабом, всегда расплачивается родитель или хозяин.

Для потомственных воинов данное посвящение имело и ещё один смысл — определение его судьбы. На Руси эта инициация именовалась постриг и в нашем случае знаменовала рождение нового воина. Как правило, она сопровождалась вручением первого личного оружия, и во многих случаях прошедший посвящение мальчик фактически ставился младшим членом дружины и поступал в обучение к "дядькам" — воинам-наставникам.

Источники сохранили для нас описание примера такого посвящения — пострига княжича Александра Ярославича — будущего Великого Князя Владимирского и выдающегося полководца средневековой Руси. Конечно, этот обряд уже наполнен православной символикой, но, как я уже упоминал в самом начале, сущность свою воинская традиция сохраняла очень долго, несмотря ни на какие влияния извне.

Согласно описанию, формальная сторона обряда начиналась с отстригания пряди волос (реликт древнего жертвоприношения части самого себя — крови или волос).

После этого княжича опоясали боевым мечом (таким, какой ему под силу было нести) и усадили на коня.

Важно отметить, что постриг Александра Ярославича был совершён очень рано, когда тому было около четырёх лет. Это понятно — ведь рождался не просто новый воин, но новый Князь. Столь раннее пострижении княжича — залог того, что, даже если погибнут все старшие князья, в княжеском роду найдётся мужчина, который при необходимости поведёт за собой воинов — сколько бы лет ему ни исполнилось (и такое бывало).

Наконец, третья, основная, инициация проводилась по достижении ребёнком возраста 13–15 лет и представляла собой, фактически, превращение во взрослого человека и полноценного члена рода, наделённого самостоятельностью и полным (или почти полным) набором прав и обязанностей. Именно это посвящение наиболее полно следовало традиционному инициатическому "пути через смерть", на котором ребёнок терял своё детское имя и, возрождаясь в качестве взрослого, получал новое имя, которое и считалось единственно настоящим.

Об этом самом важном изо всех возрастных посвящении великолепный историк религий Мирча Элиаде пишет: "Посвящение вводит неофита одновременно и в человеческое общество, и в мир духовных ценностей. Он узнает правила поведения, производственные приёмы и организацию взрослых, а также мифы и священные традиции племени, имена богов и историю их деяний и, что особенно важно, мистические отношения между племенем и Сверхъестественными Существами, в том виде, в котором они установились в начале мира…"

Эта инициация предполагала ещё и ряд испытаний (иногда довольно жёстких), задача которых подтвердить право инициируемого быть человеком. Для воинской традиции этот аспект посвящения имеет особое значение, ведь испытание проходит ещё и его стойкость, смелость, отвага — все те качества, без которых воин немыслим.

Автор Антон Платов

lE70xT-emAw

Так же рекомендуем посмотреть

Комментарии

Пока нет комментариев