Каталог
  • Ребенок – это не сосуд, который нужно заполнить, а огонь, который нужно зажечь.
  • Стол украшают гости, а дом - дети.
  • Тот не умирает, кто детей не покидает.
  • Будь правдив даже по отношению к дитяти: исполняй обещание, иначе приучишь его ко лжи.
    — Л.Н. Толстой
  • Детей нужно учить говорить, а взрослых прислушиваться к детям.
  • Дайте детству созреть в детях.
  • Жизнь надо мешать чаще, чтобы она не закисала.
    — М. Горький
  • Детям нужно дарить не только жизнь, но и возможность жить.
  • Не тот отец-мать, кто родил, а тот, кто вспоил, вскормил, да добру научил.

Деревянные жилища наших предков
29.08.2015

Без имени2

Дерево в качестве основного строительного материала использовалось с древнейших времен. Именно в деревянной архитектуре русские зодчие выработали то разумное сочетание красоты и пользы, которое перешло затем в сооружения из камня и кирпича. Многие художественные и строительные приёмы, отвечающие условиям быта и вкусам лесных народов, вырабатывались в течении  столетий в деревянном зодчестве.


Самые значительные постройки на Руси возводились из многовековых стволов (по три века и более) длиною до 18 метров и диаметром более полуметра. Таких деревьев было множество на Руси, особенно на европейском Севере, который в старину называли Северным краем.


Свойства дерева, как строительного материала, во многом обусловили особую форму деревянных сооружений. Толщина бревна  стала естественной единицей измерения всех размеров постройки, своеобразным модулем.
  На стены изб шли просмоленные на корню сосна и лиственница, из легкой ели устраивали кровлю. И только там, где эти породы были редки, использовали для стен крепкий, тяжелый дуб, либо берёзу.


Да и дерево рубили не всякое, а с разбором, с подготовкой. Загодя высматривали подходящую сосну и делали топором затёсы (ласы) — снимали кору на стволе узкими полосами сверху вниз, оставляя между ними полосы нетронутой коры для сокодвижения. Затем, ещё лет на пять оставляли сосну стоять. За это время  дерево густо выделяло  смолу, пропитывая ею ствол. И вот, по стылой осени, пока день ещё не начал удлиняться, а земля и деревья ещё спят, рубили эту просмоленную на корню сосну. Позже рубить нельзя — гнить начнет. Осину же, и вообще лиственный лес, наоборот, заготавливали весной во время сокодвижения. Тогда кора легко сходит с бревна и оно, высушенное на солнце, становится крепким как кость.


Главным, и часто единственным орудием древнерусского зодчего был топор. Пилы, хотя и известны с X века, но применялись в столярном деле исключительно для внутренних работ. Дело в том, что пила при работе рвёт древесные волокна, оставляя их открытыми для воды. Топор же, сминая волокна, как бы запечатывает торцы брёвен. Недаром, до сих пор говорят: «срубить избу». Гвозди старались не использовать. Ведь вокруг гвоздя дерево гнить быстрее начинает. В крайнем случае, применяли деревянные костыли.


Основу деревянной постройки на Руси составлял  сруб - скреплённые между собой в четырёхугольник,  брёвна. Каждый ряд брёвен почтительно называли венцом. Первый, нижний венец, часто ставили на каменное основание - ряж, который складывали из мощных валунов. Так и теплее, и гниёт меньше.


По типу скрепления брёвен между собой различались и виды срубов. Для хозяйственных построек применялся сруб в режь,  редко положенные брёвна. Брёвна здесь укладывались не плотно, а по парам, друг на друга и часто не скреплялись вовсе. При скреплении брёвен в лапу концы их, прихотливо вытесанные и действительно напоминающие лапы, не выходили за пределы стены снаружи. Венцы здесь уже плотно прилегали друг к другу, но в углах могло, все же, задувать зимой.


Самым надёжным, тёплым считалось скрепление брёвен в обло - концы брёвен немного выходили за пределы стены. Такое странное сегодня название происходит от слова «оболонь», означающего наружные слои дерева. Еще в начале XX в. говорили: «Рубить избу в оболонь», - если хотели подчеркнуть, что внутри избы брёвна стен не стёсываются. Однако, чаще снаружи брёвна оставались круглыми, тогда как внутри избы обтёсывались до плоскости — выскабливались в лас (ласом называли гладкую полосу). Теперь же, термин «обло» относят более к выступающим из стены наружу концам брёвен, которые остаются круглыми.


Сами ряды брёвен (венцы) скреплялись между собой при помощи внутренних шипов. Между венцами в срубе прокладывали мох и после окончательной сборки сруба конопатили щели льняной паклей. Тем же мхом часто закладывали и чердаки для сохранения тепла зимой.


В плане срубы делали в виде четырёхугольника (четверик), либо в виде восьмиугольника (восьмерик). Восьмерик позволяет увеличить площадь помещения почти в шесть раз, не изменяя длину брёвен. Из нескольких, рядом стоящих, четвериков составлялись, в основном, избы. Часто, ставя друг на друга четверики и восьмерики, складывал древнерусский зодчий богатые хоромы.


Простой крытый прямоугольный деревянный сруб, без всяких пристроек, назывался клетью. «Клеть - клетью, поветь - поветью», - говорили в старину, стремясь подчеркнуть надежность сруба по сравнению с открытым навесом -  поветью. Обычно, сруб ставился на подклете -  нижнем вспомогательном этаже, который использовали для хранения запасов и хозяйственного инвентаря. Верхние венцы сруба расширялись кверху, образуя карниз - повал. Это интересное слово, происходящее от глагола «повалиться», часто использовалось на Руси. Так, например, повалушей называли верхние холодные общие спальни в доме или хоромах, куда вся семья уходила летом спать из натопленной избы.

Двери в клети делали как можно ниже, а окна располагали повыше. Так тепло меньше уходило из избы.  Кровлю над срубом устраивали в древности безгвоздевую  - самцовую. Для этого завершения двух торцовых стен делали из уменьшающихся обрубков брёвен, которые и называли самцами. На них ступеньками клали длинные продольные жерди — дольники, слеги. Иногда, правда, самцами называли и концы слег, врубленные в стены. Так или иначе, но вся кровля получила от них свое название.


Сверху вниз поперёк в слеги врезали тонкие стволы дерева, срубленные с одним из ответвлений корня. Такие стволы с корнями называли курицами (видимо за сходство оставленного корня с куриной лапой). Эти ответвления корней, направленные вверх, поддерживали выдолбленное бревно  - поток. В него собиралась, стекавшая с крыши, вода. И уже сверху, на курицы и слеги, укладывали широкие доски крыши, упирающиеся нижними краями в выдолбленный паз потока. Особенно тщательно перекрывали от дождя верхний стык досок — конёк. Под ним укладывали толстую коньковую слегу, а сверху стык досок, словно шапкой, прикрывали выдолбленным снизу бревном  - шеломом. Впрочем, чаще бревно это называли охлупнем  -  то, что охватывает.


Чем только не крыли крышу деревянных изб на Руси! То солому увязывали в снопы и укладывали вдоль ската крыши, прижимая жердями; то щепили осиновые поленья на дощечки (дранку) и ими, словно чешуёю, укрывали избу в несколько слоёв. А в глубокой древности даже дёрном крыли, переворачивая его корнями вверх и подстилая бересту.

Самым же дорогим покрытием считался тёс (доски). Само слово «тёс» хорошо отражает процесс его изготовления. Ровное, без сучков бревно в нескольких местах надкалывалось вдоль, и в щели забивались клинья. Расколотое таким образом бревно, еще несколько раз кололось вдоль. Неровности, получившихся широких досок, подтёсывались специальным топором с очень широким лезвием.


Покрывали крышу обычно в два слоя — подтёсок и красный тёс. Нижний слой тёса на кровле называли еще подскальником, так как часто он покрывался для герметичности скалой - берестой, которую скалывали с берёз. Иногда устраивали крышу с изломом. Тогда нижнюю, более пологую часть, называли полицей от старого слова «пола» — половина.


Весь фронтон избы важно именовали челом и обильно украшали магической оберегающей резьбой. Наружные концы подкровельных слег закрывали от дождя длинными досками  - причелинами. А верхний стык причелин прикрывали узорной свисающей доской - полотенцем.


Кровля - самая важная часть деревянной постройки. «Была бы крыша над головой», -  говорят до сих пор в народе. Потому и стал, со временем, символом любого дома и даже хозяйственного сооружения его верх.


Верхом в древности называли любое завершение. Эти верхи, в зависимости от богатства постройки, могли быть самыми разнообразными. Наиболее простым был клетский верх -  простая двускатная крыша на клети. Шатровый верх -  это верх в виде высокой восьмигранной пирамиды. Затейливым был кубоватый верх, напоминающий массивную четырёхгранную луковицу. Таким верхом украшались терема. Довольно сложной в работе была бочка - двускатное покрытие с плавными криволинейными очертаниями, завершающееся острым гребнем. А ведь делали еще и крещатую бочку -  две пересекающиеся простые бочки.


Потолок устраивали не всегда. При топке печей по-чёрному он не нужен -  дым будет только скапливаться под ним. Поэтому, в жилом помещении его делали только при топке по-белому. При этом,  доски потолка укладывались на толстые балки  - матицы. Русская изба была либо четырёхстенкой - простая клеть, либо пятистенкой  - клеть, перегороженная внутри стеной  - перерубом. При строительстве избы к основному объёму клети пристраивались подсобные помещения:  крыльцо, сени, двор, мост между избой и двором и т. д. В русских землях, не избалованных теплом, весь комплекс построек старались собрать вместе, прижать друг к другу.

Существовало три типа организации комплекса построек, составлявших двор. Единый большой двухэтажный дом на несколько родственных семей под одной крышей назывался «кошель». Если хозяйственные помещения пристраивались сбоку и весь дом приобретал вид буквы «г», то его называли  «глаголь». Если же хозяйственные пристройки подстраивались с торца основного сруба и весь комплекс вытягивался в линию, то говорили, что это «брус».


В дом вело крыльцо, которое часто устраивалось на помочах (выпусках)  -  концах длинных брёвен, выпущенных из стены. Такое крыльцо называлось висячим.  За крыльцом обычно следовали сени (сень — тень, затенённое место). Их устраивали для того, чтобы дверь не открывалась прямо на улицу, и тепло в зимнее время не выходило из избы. Передняя часть здания вместе с крыльцом и сенями называлась в древности всходом.


Если изба была двухэтажная, то второй этаж называли поветью  в хозяйственных постройках и горницей -  в жилом помещении. Помещения же над вторым этажом, где обычно находилась девичья, назывались теремом.


На второй этаж, особенно в хозяйственных постройках, часто вёл ввоз  -  наклонный бревенчатый помост. По нему могла подняться лошадь с телегой, гружённой сеном. Если крыльцо вело сразу на второй этаж, то сама площадка крыльца, особенно если под ней находился вход на первый этаж, называлась рундуком.


Так как избы были почти все курные, то есть отапливались по-чёрному, то внутри, до высоты человеческого роста, стены были белые, специально вылощенные, а выше -  чёрные от постоянного дыма. На дымовой границе, вдоль стен, обычно располагались длинные деревянные полки - воронцы, препятствующие проникновению дыма в нижнюю часть помещения. Дым выходил из избы либо через маленькие волоковые окошки, либо через дымник  -  деревянную трубу, обильно украшенную резьбой.

Дом редко строили каждый для себя. Обычно на строительство приглашался весь мир - обчество. Лес заготавливали ещё зимой, а строить начинали с ранней весны. После закладки первого венца сруба устраивалось первое угощение помочанам  - окладное угощение.  После окладного угощения начинали устраивать сруб. В начале лета, после укладки потолочных матиц, следовало новое ритуальное угощение помочанам. Затем приступали к устройству кровли. Дойдя до верха, уложив конёк, устраивали новое - коньковое угощение. А уж по завершении строительства, в самом начале осени - пир.

 

Так же рекомендуем посмотреть

Комментарии

Пока нет комментариев